​Воспоминание о прошлом (окончание)

… Студент, похожий на меня, на самом деле оказал¬ся грузином из Кутаиси и был действительно сыном очень высокопоставленных родителей. В Махачка¬ле он жил у родной тетки, сестры отца, и учился в медицинском институте, но на каникулы уехал домой.

Только теперь, когда все стало на свои места, Борода открылся начальству. Ведь до этого они дума¬ли, что он ищет именно меня, и вот на тебе… Но они с Нелли подготовились к этому основательно и были уверены в успехе. Я даже не знаю, что бы мы, а точ¬нее, они делали, если бы не ее отец. Ведь вступить в открытое противоборство с власть имущими родст¬венниками потерпевшей мог лишь очень влиятель¬ный человек. У него должны были быть такие длин¬ные руки, чтобы он мог зашнуровать ботинки не нагибаясь. Но отец Нелли был покруче всех их, вме¬сте взятых, тем более что дело касалось справедливо¬сти, которая, и он знал это лучше, чем кто-либо, была на нашей стороне. Так что Бороде были предо¬ставлены все необходимые полномочия. Теперь ус¬пех зависел только от его расторопности и смекалки, и здесь Магомед вновь был на высоте.
Сразу же после новогодних праздников опергруп¬па под его руководством выехала в Кутаиси и через несколько дней арестовала преступника, прятав¬шегося в доме у своего друга. Нашли и «Волгу», на которой насильники увезли девушек, и, перегнав ее в Махачкалу, произвели необходимую экс¬пертизу. Впрочем, и так на первом же допросе это ничтожество призналось во всем и выдало своих подельников с потрохами. Их арестовали в тот же день. Только после этого Борода привез меня в МВД, якобы только что обнаружив после долгих поисков на одной из махачкалинских «блатхат».
И тут началось самое интересное. Меня завели в огромный кабинет, где с непривычки от яркого блеска больших звезд на погонах у меня даже заря-било в глазах. Стояла мертвая тишина. Я сел на стул прямо возле двери, на который указал мне один из присутствовавших, и стал исподлобья разглядывать эту пеструю публику. Того, кто ударил меня месяц назад в кабинете у Роберта, я узнал сразу, но, не по¬давая вида, скользнул взглядом мимо. Я попал в контору, с которой не следовало шутить, и тем бо¬лее проявлять свои эмоции.
Не успел я еще как следует прийти в себя в этой обстановке, как дверь неожиданно открылась, и на пороге появился мусор, которого я не мог разглядеть, потому что дверь полностью заслоняла его от меня.
Разрешите, товарищ генерал, — услышал я го¬лос. Привели?
Так точно! Ладно, давайте его сюда.
В кабинет завели задержанного, но я пока видел только его руки с надетыми на них сзади наручниками. Дверь закрыли и задержанному приказали сесть напротив меня. Он присел, а у меня от нео¬жиданности отвисла челюсть. Передо мной как бы предстал я сам, и это было чем-то вроде наважде¬ния. Я даже ущипнул себя за руку. Я ожидал всего, но только не этого. Если бы передо мной в тот мо¬мент оказался двухголовый монстр, я, пожалуй, удивился бы меньше. Такого поразительного сход¬ства я никогда больше не видел, ни до этого случая, ни позже. Даже менты, находившиеся в ка¬бинете, были поражены не меньше, чем я.
Первым прервал молчание один из родственни¬ков потерпевшей, все тот же генерал, к которому обращались за дверью. Он оказался одним из заме-стителей министра внутренних дел Дагестана. Как бы оправдываясь перед всеми, он подчеркнул, что сходство действительно поразительное и подобное он видит впервые. Затем, что было уже совсем не в характере таких вот легавых бонз, извинился пере¬до мной и даже осчастливил меня своим рукопожа¬тием. Я молча встал и протянул свою руку, что еще оставалось мне делать? Если бы даже я и захотел пойти на принцип, вид этого необычайного сходст¬ва, думаю, остудил бы мой пыл.
Но на этом представление еще не закончилось. Пока мусора разговаривали между собой, а один из них нахваливал Бороду за профессионализм и сме¬калку, дверь снова открылась, и в кабинете опять воцарилась тишина.
— Заходи, заходи, дочка, — пригласил кого-то один из козырных легавых в форме прокурорского работника. Сначала я услышал легкий стук каблуч¬ков модных сапожек, а уж затем увидел и их хозяй¬ку. Это была та девушка, которая кинулась на меня в коридоре второго отделения милиции. Но теперь, не видя меня, она уставилась на моего двойника и чуть не бросилась на него, видно проклиная на сво¬ем родном аварском языке этого подонка.
Уберите, уберите эту мразь отсюда, — прика¬зал все тот же генерал. Один из мусоров вывел его прочь, и, когда она повернулась, провожая прокля-тиями, наши взгляды встретились. Бедная девушка даже вскрикнула от неожиданности, поднеся обе руки с платочком к губам, и замерла как вкопанная.
Да-да, моя хорошая, — продолжал все тот же мусорской голос, — это как раз и есть тот самый че¬ловек, которого ты по ошибке приняла за преступ-ника.
Я молча встал со стула, глядя прямо в глаза этой несчастной, и услышал тихое и трогательное: Простите меня, пожалуйста, я так виновата перед вами.
Ничего страшного не произошло, не стоит так переживать. В жизни нашей бывает еще и не такое, — ответил я так же тихо и даже постарался улыбнуться, но у меня это так и не получилось.
Сноски к рассказу «Борода»
Баландер – в местах лишения свободы, разносчик пищи или повар.
Босо¬та – представители преступного мира, которые не только придерживаются воровских традиций, но и живут по их канонам.
Выправить ксивы – исправить поддельные документы удостоверяющие личность человека (паспорт, водительское удостоверение и т д.) на настоящие.
В несознанке – не признавая за собой вины в инкриминируемом ему преступлении.
Дальняк – изначально – уборная, которая находилась на улице. Позже так стали называть все уборные вообще. 2) – Исправительная колония, расположенная где-нибудь на Урале, в Сибири, на крайнем Севере или на Дальнем Востоке.
Жиганская душа – воровская душа.
Жиганский поступок – поступок достойный вора в законе
Зда¬ния легавки – здание, в котором находится МВД или ОВД.
Кешар – (от польского «kieszeń») – съестные припасы и предметы первой необходимости, отправленные в передаче, содержащиеся в посылке или находящиеся в сидоре.
Кивалаы – «народные заседатели» в бывшем СССР, участвовавшие в судебных процессах, восседавшие по обеим сторонам от судьи, но ничего, по сути, не решавшие.
Килешовка – перевод из одного помещения в другое. Как правило, этими помещениями являются тюремные камеры, корпуса и т д.
Кипеш – бунт, шум, волнение, скандал.
Крадуны – преступники, занимающиеся исключительно воровством и строго придерживающиеся воровских законов. Кандидаты в воры в законе. В блатном мире ворами называют только тех, кто носит эту масть, то есть высших авторитетов. Других же определяют по «специальности» (домушник, медвежатник, гопстопник) или в целом называют крадунами.
Лепила – медицинский сотрудник (например, медбрат) в местах лишения свободы
Менты-тихушники – сотрудники уголовного розыска, которые занимаются поимкой карманных воров, поэтому постоянно ходят в штатском.
На мусорском олимпе республики – высшие государственные служащие республики.
Наскоряк – быстро, без задержек.
На случай шмона капитально затарился малявами – На случай обыска хорошо спрятал все записи от сотрудников администрации колонии.
Отмазки – отговорки.
Парчак – одна из самых презираемых категорий сидельцев в колонии. Униженный, грязный и неряшливый человек, зачастую страдающий венерическими заболеваниями. Это, как правило, отчаявшиеся и опустившиеся люди, на которых, кроме заключения под стражу, обрушилась еще масса, по их мнению, неразрешимых проблем.
Пересыльно-лагерные сита – издевательства и пытки, которые проходят осужденные, придерживающиеся воровских канонов, в момент этапирования.
Промацали – проверили.
Са¬дильники – автобусы.
Стремные ситуации – ситуации, которые заставляют о многом призадуматься.
Тормознулись – остановились.
Тычили – совершали карманные кражи.
Хавка – еда.
Шебут¬ное время – время полное приключений.
Шебутной в бродяжьей жизни – полной приключений, воровской жизни.
Щипачи – верхушники – одна из множества категорий карманных воров.
Шпана – Беспризорники. 2) – Мелкие воры, промышляющие в других людных местах, в поисках денег на пропитание. 3) – Воры в законе.

13:33
115
Нет комментариев. Ваш будет первым!