​«Обратная сторона луны».

У прошлого есть запах, вкус и цвет,

Стремление учить, влиять и значить,
и только одного, к несчастью, нет –
Возможности себя переиначить.
И. Губерман.
Небольшой отрезок своего жизненного пути, о котором я решил рассказать, люди моего возраста называют каждый по-разному. Для одних – это были времена застоя, для других – «мы жили при коммунизме, но даже не догадывались об этом», для третьих – годы, ничем на их взгляд, не примечательные. Ну что ж, «каждому свое», как любят выражаться немцы. Для меня же, это были самые запоминающиеся и добрые мгновения моей жизни. Думаю, эту точку зрения разделяют со мной и те, с кем я вырос, «…на пыльных улицах Махачкалы».
Одна из задач, которую я поставил для себя, во время работы над своей шестой книгой «Бандитская Махачкала», была очень ответственна и непроста. Постараться разъяснить большинству нынешней молодежи о главных жизненных ценностях. Сложно довести до ума безусых юнцов, которые почему-то избрали сегодня методом своего самовыражения оружие и шприц, а не благородные отношения между собой, где настоящая мужская дружба и любовь к родителям всегда стоят выше меркантильности и ей подобных пороков, так несвойственных менталитету нашего народа. Как человек может гордиться городом, в котором живет. Улицей, на которой вырос, двором, в котором родился.
Если кто-то думает, что в шестидесятые годы прошлого века, Махачкала жила на «задворках российской империи», то человек этот глубоко ошибается. Это сегодня, некоторые, слишком уж рьяные журналисты центральных СМИ – анти кавказского толка, пытаются не только опорочить наших всеми уважаемых земляков, но и скинуть в бездну небытия солнечную столицу Дагестана. Да, город был пыльным, как поется в песне, почти сплошь одноэтажным и суровым на вид, но какая в нем кипела жизнь! Какие здесь жили люди! Об одном из них, я и хочу рассказать.
Я родился и вырос в послевоенной Махачкале, население которой составляло не многим 150 тысяч человек, из которого 60% были русскими. И если, в городах, таких, например, как, Баку или Грозный в основном говорили на родном диалекте, то в Махачкале общение было на русском языке. Больше половины городских учителей, врачей и инженеров также были русскими. Как же обстояло дело с коренными народностями Дагестана: горцами, оказавшимися в городе и не знающими русского языка? Очень просто. Всех их объединял кумыкский язык. Но, не потому что он в чем – либо превалировал над остальными, просто тюркское наречие, на котором говорят кумыки, для всех без исключения народностей Дагестана дается легко. Ну а народ всегда мудр, и редко ошибается в выборе. Евреев, персов, армян также хватало. Большинство из них были коренными жителями республики, но это и не было столь важно. Главное, все жили в мире и согласии. Признаком дурного тона считалось спросить у человека, какой он нации.
Парадоксально, но факт. Блатной мир Махачкалы той поры, в отличие, от нынешнего времени, был на вершине Олимпа преступного мира страны Советов. Где по праву соседствовал с Ростовом, Одессой, Питером и Москвой. В то же время, такое преступление, как убийство, было большой редкостью, и порой обсуждалось в городских новостях целый год. Юные нарушители закона жили строго по понятиям, в которых, как сегодня может некоторым показаться странным, уважение и любовь к матери было во главе угла. Ни дай Бог, было нагрубить матери, и что бы эту перебранку услышал кто-либо из приятелей! Путь в «приличное общество» этому грубияну, был заказан. Дагестанцы, служившие в армии на чужбине, отбывающие срок заключения, или даже выезжавшие торговать, всегда, из всех кавказских народов выделялись единственным качеством. Чувством товарищества. Какой бы не был нации друг, дагестанец готов был отдать за него жизнь. Иначе и быть не могло, ибо считалось позором. Мать родная такого сына не пустила бы даже на порог собственного дома.
Несколько лет назад я отдыхал на свадьбе. Друг детства женил сына. В разгар самого веселья, когда счастливые жених и невеста заняли свои «коронные места», только что, возвратившись из загса, меня кто-то окрикнул. Голос показался мне знакомым, но главное, шел откуда-то из детства. Я обернулся. Этот дерзкий и упрямый взгляд я не спутал бы ни с кем. Сомнений быть не могло, это был мой старый друг Адик. Почти сорок лет прошло с тех пор, как мы виделись последний раз. И вот судьба преподнесла сюрприз. И ни где-нибудь, а на свадьбе нашего общего друга.
К сожалению, нынешняя городская молодежь, утратила множество хороших качеств, которые были присущи их отцам. Например, мы очень дорожили дружбой друг друга, не пасовали перед неожиданно возникшими трудностями и уж, конечно же, не за что не разменялись бы за какой-то там «кубик герыча». Больше того, употреблять внутривенные наркотики считалось «за падло».
Адик не был похож на остальных моих друзей хотя бы потому, что никогда не поддавался ни на какие авантюры. Один Бог знает, сколько и в каких только разборках нам не приходилось участвовать, которые, как правило, заканчивались драками. Красиво ухаживать за девчатами, а затем биться с их дворовыми кавалерами, зализывать раны, и вновь выходить на улицу. Туда, где кипела жизнь, где был мир, в котором мы росли и взрослели.
Дело прошлое, я иногда, особенно в местах, не столь отдаленных, вспоминал его, не по годам задумчивое лицо, а главное поведение, присуще, разве что разведчикам. Он умудрялся участвовать во всех разборках, которые проходили по определенному уличному сценарию, но в то же время старался избегать шумных компаний и непотребной показухи. Был не по возрасту умен, задумчив и молчалив. Интересно было за ним наблюдать в тот момент, когда речь заходила после какого-нибудь интересного воровского дела. Выслушав того, кто «держал бозар», он обводил всех молчаливым взглядом, как бы говоря, это не мое, а затем, повернувшись, уходил по-английски. Если же говорить языком все той же улицы. По жизни он был дерзким малым.
Было лето. В то время в Дагестан съезжалось очень много туристов. В гостиницах не хватало мест, и поэтому, пассажирские составы очень часто оборудовали под отели и ставили на прикол у городского пляжа.
Я сидел в «Волне» (в одном из двух, наряду с «Лезгинкой», посещаемых нами ресторанов) с приезжей девушкой, слушал музыку и наслаждался общением с русской красавицей.
Для того, чтобы, в то время, подраться за девушку, нужны были очень веские причины. И если она не была вашей сестрой или невестой, с парня, затеявшего драку, спрашивали по законам улицы. Поэтому, когда двое молодых людей, стали, открыто нарываться на неприятности, к тому же плохо говоря по-русски, я понял, что, во избежание ненужных эксцессов им необходимо быстренько объяснить, что к чему. Но ребята видно посчитали мои благие намерения за проявление слабости.
Драка началась неожиданно. Мне было не привыкать, но одно мгновение из потасовки, как вырезанный кадр из пленки, врезался в мою память на всю оставшуюся жизнь. Напротив, меня стоит противник с вилкой в руке. Но этот ход скорее от отчаяния, нежели применить ее, как оружие. Был бы дух, уже бы давно применил, пронеслось у меня в голове. И вдруг, люди, сидящие рядом и уже успевшие повыскакивать с мест, ахнули, подняв, как по команде, руки вверх. Но уже в следующую секунду, я был сбит кем-то на пол, стон и кинжал, воткнутый в его ноге, было незабываемой картиной. И как читатель, наверное, уже догадался, раненым оказался Адик.
Что же произошло? Оказывается, он с друзьями, еще за долго до моего появления, отмечал день рождения одного из них. Братва расположилась у самого входа, в полумраке зала, поэтому я их и не заметил, а меня отвлекать они не стали. Ругань, а за ней и драка, произошли буквально в течении одной — двух минут. Когда же приятели увидели меня со сжатыми кулаками напротив соперника, мешать поединку не стали. Даже присутствие у него в руке вилки их не смутило. Они прекрасно знали, что мне не привыкать общаться на этом языке. Но вот, когда второй дебошир, неожиданно появившейся из бара, запустил в меня кинжал, Адик, боясь опоздать, как пантера, бросился в мою сторону. В тот момент, я был на волосок от смерти. Друг спас мне жизнь, а сам провалялся на больничной койке около месяца. Но был он в надежных руках, потому что его лечащим врачом была моя мать.
Когда-то дороги судеб развели нас, что бы через сорок лет свести вновь. Я был рад, что Адик не потерялся в этой жизни. Особенно на стыке веков. Больше того, он сегодня занимает достаточно не плохую должность, полезный и нужный обществу человек. Жизнь потрепала нас внешне, но не изменила внутренне. Мы, как и в былые времена, полны оптимизма и готовы в бой. Часто встречаемся, обсуждаем насущные проблемы. Даже название новой книги, которая должны выйти в конце года в Москве, придумал мой друг Адиль, и называется она, как читатель, наверное, уже догадался «Обратная сторона Луны».
СНОСКИ К РАССКАЗУ «ОБРАТНАЯ СТОРОНА ЛУНЫ».
КУБИК ГЕРЫЧА – 10 миллиграммов раствора героина. ЗА ПАДЛО – ниже своего достоинства. ДЕРЖАЛ БОЗАР – вел разговор.

13:36
143
Нет комментариев. Ваш будет первым!