​С днём защиты детей!

Случай этот произошел в далеком 1959 году, в день защиты детей. Большинство из нас, шпанят послевоенных лет были безотцовщины, росли на улице и как результат, одна половина училась в интернате, а вторая содержалась в ДВК (детской воспитательной колонии). Я конечно же не был исключением, хоть мне и было тогда 12 лет от роду. Да, да, уважаемый читатель, не стоит удивляться. В те времена, именно с 12 летнего возраста водворяли в ДВК (или как ее еще называли бессрочка) и могли содержать там до момента совершеннолетия 18 лет. Как принято выражаться, без суда и следствия, если не считать комиссию по делам о несовершеннолетних, которая и направляла неподдающихся перевоспитанию детей в подобные заведения. ДВК в городе Каспийске, была единственной в Дагестане.

Всем я надеюсь, известно, что выпить по маленькой никогда не грех, ну а уж в день защиты детей, за праздничным столом – так это вообще дело святое. Знали это и мы, питомцы каспийской ДВК, а потому изо всех сил готовились встретить праздник достойно, как и подобает юным отпрыскам Махачкалинских дворов и подворотен. И вот после долгих базаров на сходняке «пацанских авторитетов», перебрав множество вариантов добычи или изготовления живительной влаги, общество постановило: «замутить» к празднику брагу из томатной пасты.
Достали трехлитровую банку, не без труда собрали нужное количество томат-пасты, кетчупа и сахара. Однако о том, как же по уму поставить бражку, толком никто из нас не знал. Хорошенько «профильтровав» все, когда-либо слышанное от отцов и старших корешей, смешали томатную пасту с водой, добавили туда сахару для брожения и долго трясли, и болтали закупоренную банку на руках. Потом с соблюдением всех мер предосторожности банку обвязали шпагатом и ночью подвесили под самым потолком к вытяжке большой плиты на кухне. Теперь, как утверждали наши специалисты, оставалось только ждать, когда брага «дойдет» под воздействием горячего воздуха.
Банка была подвешена хорошо, и обнаружить ее, стоя у плиты на кухне, было практически невозможно, так как ее закрывал широкий раструб вытяжки. В сладостном ожидании промаялись день, другой, а на третий, 1 июня, именно в день защиты детей в колонию заявилась целая кодла благотворителей, дарителей и, как сейчас принято говорить, спонсоров. Во всех этих качествах выступали представители заводов Дагдизель и им. М. Гаджиева, а также женский коллектив фабрики им. 3 интернационала, которой сегодня, к сожалению, уже не существует.
Всех нас отмыли, приодели, начальник распушил хвост и в полной парадной форме повел уважаемых гостей по помещениям показывать, где и как мы, малолетние изгои общества, живем и отбываем наказание под бдительным оком и неустанной заботой государства и общества. Дошла компания и до столовой. «А вот здесь, многоуважаемые гости, у нас оснащенный по последнему слову многофункциональный пищеблок», — распинался хозяин, тогда еще старший лейтенант, а стоящие за ним воспитатели и «цирики» кивали головами, как китайские болванчики. «На этой плите можно одновременно приготовить…» — и надо же было такому случиться, чтоб в самый ответственный момент его проникновенной речи банка с томатной бражкой, подвешенная под потолком, возьми, да и разорвись с оглушительным треском на мелкие осколки.
Картина получилась, доложу я вам, достойная Сталинградской битвы: начальник колонии, воспитатели, надзиратели, ну и, естественно, все уважаемые гости с ног до головы в кроваво-красном пенящемся дерьме. «Караул! Врачи! Диверсия! Тревога! Оцепить помещение!» Долго потом отмывали спонсоров и искали зачинщиков, да где уж там – пришлось ограничиться общими карательно-воспитательными мерами. А к пострадавшему больше всех от «томатных спонсоров» начальнику колонии с тех пор напрочь прилипло новое погоняло – Пикадор.
Много позже, в 1989 году я встретился с ним на 4-ке – туберкулезной зоны в городе Махачкале, где он также был хозяином. Прошло тридцать лет, скажи да Заур, кто тогда подвесил брагу, частенько допытывал меня уже седовласый, преклонных лет полковник? Но о таких вещах у нас не принято распространяться. Лагерные секреты, хоть и курьезного характера, не имеют срока давности. Сейчас его, к сожалению, нет уже в живых, но стоит признать, что это был добрый и порядочный человек, каких сегодня, опять- таки к сожалению, остались единицы.

13:45
181
Нет комментариев. Ваш будет первым!