Обратная сторона луны

Мир криминала

Текст статьи:

Обратная сторона луны

18.09.2018
Я много времени посвятил тому, чтобы объяснить молодежи, что такое тюрьма
Заур Зугумов вошел в криминальную историю прошлого века нашей страны как один из лучших карманников Советского Союза. Он провел за решеткой 27 лет, отсидев 11 тюремных сроков. Отойдя от дел, стал журналистом, общественным деятелем, писателем, автором нашумевших бестселлеров «Бродяга» и «Воровская Махачкала». Сегодня Заур Магомедович Зугумов гость «Пугачевского времени».


– Заур Магомедович, предугадать судьбу невозможно. Но, спустя годы, оглядываясь назад, Вы наверняка задавали себе вопрос, как случилось, что мальчик из Махачкалы стал профессиональным карманником?


– Я родился вскоре после войны в благополучной, интеллигентной семье. Мама была заслуженным врачом РСФСР. Прошла Отечественную войну и закончила в звании капитана медицинской службы. После войны работала заведующей единственной в Махачкале детской больницы. Отец трудился водителем и был честным и добрым человеком. Сел в тюрьму за то, что вез заказной груз, который оказался ворованным. Я увидел его впервые, когда мне было 14 лет. Меня воспитывала улица. Ну и бабушка по линии матери. Бабушка, надо сказать, была высокообразованным человеком, окончила Парижскую Сорбонну… Сейчас мало кто может понять и представить нас, пацанов послевоенного времени, живущих по законам улицы, постоянно полуголодных. Хлеб давали по карточкам. Бабушка всю ночь стояла в очереди, утром шла на работу, а днем продолжал стоять я. В те долгие часы на холодном ветру, я мечтал вдоволь наесться хлеба. Он мне снился ночами. Да и не только мне, всем моим сверстникам. Первое, что я украл, был именно хлеб. Дальше детская колония, тюремные университеты.

– Я знаю, есть интересная история о том, как у Вас появилось прозвище «Золоторучка». Расскажете?

– В пору своей юности, я в составе бригады махачкалинских карманников прибыл в Пятигорск на «гастроли». На одной из сходок карманников, наслышанные о моих «способностях», мои навыки решили проверить приезжие воры в законе. Редко кому в то время оказывалась «такая честь» — работать в одной бригаде с элитой преступного мира, но подобная проверка могла обернуться для меня и позором, хотя я был абсолютно уверен в себе. Не буду описывать, как именно я проявил себя, сегодня и говорить-то об этом стыдно, не то, что писать. Если в двух словах, то я вытащил банковскую упаковку у человека, которую тот прятал в исподнем, причем, поверх кальсон на нем еще были брюки и рабочая роба. Дело происходило в общественном транспорте.
В те далекие времена начальник угрозыска, его заместитель или еще кто из них, могли смело прийти на любую воровскую малину.В этом не было ничего удивительного. Не стал исключением и начальник милиции Пятигорска. Полковник, уже в преклонном возрасте, появился на хате на следующий день и попросил показать ему Золоторучку, который умудрился так виртуозно обокрасть пассажира, ибо как потерпевший, так и сотрудники милиции были буквально ошарашены увиденным. Так и закрепилось за мной прозвище Золоторучка. И вряд ли кто-то из моих знакомых мог предполагать, откуда оно взялось, если бы я не рассказал о нем сам.
– Я вспоминаю свое детство. Несмотря на коммунистическую идеологию, семью и школу, воспитывала нас, в основном, улица. Дворовая шпана была в авторитете, а уж если у кого из пацанов старший брат освобождался из мест заключения, тот сразу становился на голову выше других. Если бы в то время с экранов телевизоров в нас еще выпустили обойму сериалов про благородных бандитов и продажных ментов, одному Богу известно, как сложилось бы жизнь у большинства моих сверстников. Как Вы относитесь к романтизации преступной жизни, обаянию легких денег и прочим атрибутам, так называемого, современного массового искусства?

– Уже много лет я задаю себе один и тот же вопрос и не могу найти на него ответа. Отчего нынешняя молодежь пытается жить тюремной романтикой, чаще совершая грязные, постыдные поступки, тем самым семимильными шагами направляясь не куда-нибудь, а в тюрьму? Да, именно грязные и постыдные, за которые, кстати, за решеткой не жалуют. И это слишком мягко сказано.
Много времени я посвятил тому, чтобы объяснить подрастающему поколению, что такое тюрьма. Шесть книг, русскоязычный толковый словарь преступного мира, множество публикаций в разных изданиях, выступления на телевидении, всевозможные лекции. И хоть один в поле не воин, все же я продолжаю писать серию рассказов о местах, посещение которых не пожелал бы и врагу.
– Помимо художественных произведений, Вы автор словаря русскоязычного жаргона преступного мира, который в МВД уже окрестили настоящим «криминальным бестселлером». Что Вас подвигло на этот труд?

– В 2001 году, после выхода в свет первого тома моей трилогии «Бродяги», меня пригласили в российский филиал Интерпола в Москве. В большом, просторном помещении мне сразу бросился в глаза огромный круглый стол, на котором лежали в развернутом виде 10-12 томов объемистых книг. Все они оказались словарями блатного жаргона, написанными писаками-дилетантами относительно недавно. Но, ни в одном из них не было даже близко ответа на тот вопрос, который стоял перед сотрудниками этого серьезного ведомства. Мне же не составило труда в течение нескольких минут расшифровать этот ребус. Вот тогда-то один из высокопоставленных сотрудников ФСБ и порекомендовал мне составить словарь, который бы мог облегчить работу его коллегам. Я пообещал, что займусь этим обязательно. С тех пор прошло 16 лет, как видите, я сдержал слово.
– Поправьте меня, если я ошибаюсь. К сожалению, не так много писателей, так или иначе, повествующих о жизни по ту строну колючей проволоки, стараются донести до читателя реальное положение вещей. Не дают до конца понять, что наши места заключения носят какой угодно характер, но точно не перевоспитывающий. Как Вы считаете?

– Интерес общества к «обратной стороне Луны» проявлялся всегда, просто сегодня он стал более доступен благодаря отсутствию цензуры. Здесь, вопрос другой. Много ли найдется людей, которые объективно, а главное, правильно опишут все то, что связано с этой завесой таинственности? И в этой связи порой жалеешь о том, что нет той самой цензуры, которая бы отсеивала сорняки от семян. Ведь в наше время развелось столько шарлатанов, что порой диву даешься, как человек, не побывавший ни разу даже в отделении милиции, смог написать роман о преступном мире, больше того, о ворах в законе, которых и в глаза-то никогда не видел, разве что только по телевизору.
Но что самое удивительное и, как я считаю, негативное, некоторая часть общества читает эти опусы. Они-то ладно, но молодежь. Это ведь очень негативно влияет и сказывается именно на молодом поколении, на тех ее представителях, которые еще не совсем определились в жизни. Одна нога у них в тюрьме, другая на свободе. И вместо того, чтобы ту самую ногу, которая зависла над пропастью, попробовать переманить в правильное направление, они сталкивают молодого человека в пропасть.


– В последнее время в средствах массовой информации все чаще можно встретить мнения различных экспертов о том, что падение уровня жизни людей, растущая пропасть между богатыми и бедными, отсутствие работы и так далее может привести к повторению 90-ых годов в нашей стране. С кровавыми разборками, грабежами, убийствами. Насколько реальные эти опасения?


– Победить преступность нельзя. Это утопия. Потому что человек слаб и всегда будет подвержен порокам, присущим ему. Социальное неравенство и несправедливость выступают здесь лишь катализатором. И чем сильнее реакция, тем больше эффект. А учитывая сегодняшнее расслоение общества, когда одни живут в нищете, а другие получают месячную зарплату в миллионах долларов, может полыхнуть так, что мало никому не покажется.


– Традиционный вопрос о творческих планах.


– Буду писать, пока есть силы и здоровье. Мне есть что рассказать читателям.
Вопросы задавал С. Аристов

10:18
Нет комментариев. Ваш будет первым!