Оракул (окончание)

Текст рассказа:

То, что мы узнали от воров, повергло нас в шок. Сначала урки рассказали о ксиве, которую привез татарин. В ней, один из воров по кличке Джунгли (а такой вор действительно был и именно в это время плавал в Устимлаге) писал о том, чтобы шпана ни в коем случае не допускала Толика Ромашку в семью, за его косяки, которые он запорол будучи на зоне в Усть — Лабинске (Краснодарский край) в одно и то же время с Джунгли.
Много ранее того времени, о котором рассказ, еще на пересылке Весляна, Водолаз с Ромашкой отписывали ворам на сангород о том, что хотят войти в семью. Это была обычная процедура перед воровским сходняком, на котором решалась судьба претендента. Но почему вдруг ответ, а точнее, свое мнение кто-то из воров решил выдвинуть именно сейчас? Ведь столько времени прошло!
Более того, Гриша с Борей могли бы сделать к ним подход и сами. Два воровских голоса вполне хватало окрестить обоих. Тем более, повторюсь, времени с тех пор, как босяки сделали объяву, прошло достаточно. А не подходили они к Ромашке и Водолазом лишь из-за того, что ждали удобного случая, когда соберется по больше воров. Всегда считалось, чем больше воров присутствуют на сходняке, тем престижнее. Любой шпанюк всегда думал о будущем. Если вдруг кто-то из именитых воров захочет порамсить, с вновь испеченным уркой, сто раз задумается, прежде чем сделать это. Ведь ему тогда придется непроизвольно указать на несостоятельность тех из воров, кто на сходняке давал добро.
Так что, в воровских делах всегда было и есть очень много нюансов, о которых знают только избранные, да те, кто рядом.
Гриша с Борей хорошо знали о том, что Ромашка чалился с Джунгли в одной зоне. Но знали они так же и то, что Толик, до и после их совместной с Джунгли отсидкой, чалился на зонах, в карцерах и БУРах не с одним вором и везде проявил себя, как и положено бродяге.
Было и еще несколько нюансов, которые озадачили воров и дали им основания предполагать, что малява не что иное, как мусорская подстава. Они ничего не стали говорить Ромашке, чтобы не обидеть семейника, а решили пробить на вшивость татарина. Уже на третий день их подозрения подтвердились полностью. Татарин был кумовским. Но тогда возникал другой вопрос. Зачем было мусорам, вдруг не с того, ни с сего парафинить доброе имя бродяги? Такие приемы легавые обычно применяли в экстренных случаях. Ответ был на лицо. Что бы отвести подозрения от настоящего суки. Но от кого? Необходимо было это срочно выяснить. Тогда воры решили сделать ход конем.
Времени для того, что выяснить, что к чему, чтобы успеть до очередного этапа, у воров была ровно неделя. За это время они разузнали, кто именно уходит следующим этапом. Узнать эти данные не представляло труда. За наличные, а тем более, импортное спиртное, которое с некоторых пор у нас было в избытке, спецчасть готова была предоставить любые данные.
Выяснилось, что на этап готовят семерых. Из них выбрали троих. За каждым из них, закрепили каждого из нас.
То есть, каждому из нас троих в отдельности, воры сказали, что именно тот человек из тройки ими выбранных будет везти деньги на воровской общак. Расчет был прост. От того, кого из этапников тормознут в зоне, чтобы вытрясти из него воровские деньги, будет ясно кто вломил. И этот расчет полностью оправдался. Об этом воры узнали на построении. Полкан с Ваней-Мишей не стали долго думать, а тормознули весь этап с тем, чтобы обшмонать предполагаемого гонца, на которого им указал сука.
Мусора знали, что воры должны были отправить бабки на общее. И это были, по тем временам и меркам, не малые деньги. Это шнягу урки запустили специально, сразу после того, как благополучно отправили деньги по дороге, которую знали только они. Когда же менты поняли, что их попросту обвели вокруг пальца, пустили своих сук под откос.
Это была обычная процедура, которая применялась в подобных случаях. Попользовались, а когда пришли в негодность, выбросили. Ведь не зря таких нелюдей называют гандонами.
Когда шпана закончила свой рассказ, вокруг стояла мертвая тишина. Но не долго. Воры потребовали, что бы Водолаз в мельчайших подробностях рассказал, каким образом он такое длительное время сухарился, и каким образом общался с кумом управы? Ибо было очевидно, что с зоновскими ментами он не имел ни каких дел. Птица была иного полета.
Это необходимо было знать для того, чтобы впредь не обжечься на ему подобных. И в первую очередь нам, молодым босякам. Рассказ его занял что-то около часа. И как я понял, причиной его падения была обыкновенная человеческая зависть. Хоть я пишу эти строки не для того, чтобы просто вспомнить дела давно минувших дней, а назидания ради, тем не менее, мне бы не хотелось описывать рассказ этой мрази.
Что касалось татарина, то на него даже не стали тратить время. Воры и так уже знали достаточно и позже нам рассказали. Это была банальная история некрасовского мужика-тяжеловеса, со временем превращенного мусорами в законченную суку. Надо было видеть, как он просил пощады, что убедиться в правильности предположений. Ростом с член и весом с пайку. Да я бы такого в голодный год за Камаз с блинами трахать не стал. А он просил, что бы с ним делали что угодно, только бы не убивали. Да мы и не стали марать об него руки.
Выявленных сук в тайге обычно связывали, мочились на них хором и оставляли околевать на 40-ка градусном морозе. К концу рабочего дня такая сучка превращалась в покрытый коркой, застывшей желтой мочи ледяной столб. Эта участь и постигла горе гонца. Правда, мороз был поменьше, но это не помешало справедливому возмездию.
Водолаза ждало наказание иного рода. Мы придавили ему правую руку бревном – так, чтоб не выбрался никак. И оставили на морозе. Но при этом оставили единственную возможность для спасения – положили под левую руку топор. Но паскуде и здесь не повезло. Два дня мело, поэтому за нами не присылали конвоя. Когда на третий день конвой прибыл что бы вывести нас в зону, при подсчете не досчитались двух человек.
Мужики технично подсказали солдатам, где искать недостающих зеков. Безусая солдатня была в шоке от увиденной картины.
К одному из толстоствольных исполинов облокотился желтый ледяной столб, в котором еле проглядывались человеческие очертания. Неподалеку от него, возле сваленной сосны, лежал еще один труп. В левой руке он намертво сжимал топор. Рядом с правой рукой лежала отрубленная кисть. Голова и шея были почти полностью изъедено волками. Вокруг трупа было много крови.
Вечером конвой доставил нас в зону, а уже в обед следующего дня всех действующих лиц этого рассказа отправили на этап по разным командировкам. Мы с Гришей попали на тубзону Ракмос. Там также я пробыл не долго, что-то около четырех месяцев. Но и их бы я ни за что не осилил, если бы ни Грек. У людей нашего круга не принято особо распространяться по этому поводу. По возможности благодарят чисто по -жигански. Но мне, к сожалению, не довелось сделать и этого. Больше мы с Гришей Греком так и не встретились, хоть и чалились некоторое время недалеко друг от друга. А уже на свободе я узнал, что он упокоился. Но видит Бог, когда ты хочешь от души сделать что-то хорошее, судьба почти всегда предоставляет тебе такой шанс. Мне, в этом плане, посчастливилось. Но это уже другая история.
Сноски к рассказу «Оракул»
Заехал урка – в данном случае, вор в законе пришел на зону этапом. Отрицалово – осужденные, умышленные нарушающие режим содержания пенитенциарного учреждения, придерживающиеся, или живущие по воровским законам. БУР — барак усиленного режима. После 70-х годов ПКТ – помещение камерного типа. Мусорские прожарки – не законные методы (всякого рода истязания), которые правоохранительные органы применяют в борьбе с преступным миром. Причем, чаще, это словосочетание употребляется в местах лишения свободы. Положенец зон – осужденный, который исполняет в местах лишения свободы (в данном случае в зоне) функции вора в законе. Такой человек должен обладать всеми качествами вора и не быть им лишь в силу своего возраста, или иных, объективных обстоятельств. Дело в том, что бродяги старше сорока лет редко поднимают свой вопрос, но их авторитет, как правило, соизмерим с воровским. Актированные дни – на «лесных командировках», в определенные дни, когда мороз достигает минус сорок, на работу идут только по желанию. Личняк – лагерный педераст, любовник того или иного авторитета. Иметь собственного петуха престижно, недаром в знак дружеского расположения вор может угостить кого-нибудь петухом. Борщить в понятиях – переходить дозволенные рамки правил, которых придерживается воровская масть. Например, если положенец тюрьмы отправит такой прогон по централу, за который воры в законе могут «дать по башке». У хозяина – будучи в местах лишения свободы. Воровской ход – жизнь по воровским понятиям, как в местах лишения свободы, так и в отдельных регионах на воле: в поселке, в городе или районе. Ломом подпоясанный – одна из сучьих мастей, представители которой воевали в сучьей войне против воров. Одни на льдине – мужики вне зависимости от режима их содержания, не входящие ни в одну из воровских группировок и ведущие себя замкнуто и независимо. Неуважаемая лагерным сообществом масть. Иногда их называют меринами. В условиях изоляции от общества самое опасное для арестанта – это оказаться в положении «одного на льдине», ибо при этом он рискует слишком многим. Красные шапочки – одна из сучьих мастей. Во времена сучьих войн, они воевали с ворами. Позже эта категория осужденных ушла в лагерное «подполье». Они симпатизируют добровольным помощникам администрации, но не предают свои действия огласке, живя двойной жизнью. Например, услышав о готовящемся побеге, не будут ломиться к куму, а выберут подходящий момент и как бы невзначай расскажут об этом активисту. Тот в свою очередь передаст информацию оперативникам, а на вопрос об источнике, расскажет все, как есть. Раковые шейки – одна из разновидностей сучьих мастей. Во времена сучьих войн, они воевали с ворами, а позже, во второй половине 1950-х годов, эта категория осужденных ушла в лагерное подполье. Воровские мужики – самая уважаемая в арестантском мире категория мужиков, которые чтят воровские законы, поддерживают блатной мир, хотя сами в состав отрицалова не входят. Из числа таких осужденных порой даже выбирают положенцев зоны и смотрителей различных общаков, поэтому урки, положенцы и остальной блатной мир ценят таких мужиков много выше, нежели своих подручных. Отсюда и поговорка: «Воровской мужик скушем иного блатаря». Некрасовские мужики – категория арестантов, вечно ищущих, как бы выгадать для себя что-нибудь и найти местечко потеплее. Они готовы пресмыкаться перед сильными, а при случае не остановятся перед предательством. Понюхать запах параши – Успеть побывать в местах лишения свободы. Тюремный зехр – хитрая махинация, хорошо продуманный ход. Попасть в обиженные – По тем, или иным причинам оказаться среди обиженных. Не за падло – действовать в рамках тюремно-лагерных норм, которые для заключенных разных мастей могут быть различными. Например, шнырю не западло сдать мусорам кого-либо, а петуху – убирать сортир. Крысятничество – кража заключенным у заключенного в местах лишения свободы. Куражи – Выигрыши. Под раскруткой на бетонке – В ожидании довеска к основному сроку, в одном из корпусов пересылке. Урки (воры) нэпманского замеса – воры в законе придерживающиеся старых воровских традиций. Воровать они стали в одно и то же время — в данном случае, под словом воровать имеется ввиду «вошли в воровскую семью». Потолок – максимальная составляющая срока по данной статье. Сроку пятнашка — Пятнадцать лет. Намазали лоб зеленкой — Приговорили к расстрелу. Делапуты — Деловые люди. Правило. Под замком – Находясь в заключении, содержаться в камерной системе. Корефаниться — дружить. Пробить на вшивость — всевозможными способами, на которые так богат мир арестантов, проверить характер человека, его человеческую сущность (добрый, жадный, злой, отважный и т.д.). Тычил – Воровал по карманам. Бозар — разговор. Не следует путать с «базар». Загрузившись — в данном случае, когда рядом нет воров, взять на себя ответственность положенца с тем, чтобы разрулить ситуацию. Шпилит под интерес – Играть в карты на деньги, золото, драгоценные камни и т д. Шпанюк — Вор в законе. Были игровыми — Жили за счет игры карты. Крутануться — получить довесок к уже имеющемуся сроку заключения. Блядь – бывший вор в законе перешедший на сторону ментов. Калымский мужик – самая многочисленная категория осужденных: те, кто в местах лишения свободы, в данном случае на Калыме, что поднимает их статус на порядок выше обычного мужика, стараются спокойно отбыть срок наказания, работают, избегая конфликтов с начальством, но в то же время и не желают становиться помощниками администрации. Без пяти минут – В самое ближайшее время воры должны сделать подход. ДВК – детская воспитательная колония. Её еще называли бессрочка, потому что водворяли с двенадцати лет. Малолетка – в данном случае, колония для несовершеннолетних. Пятнашка — в данном случае, пятнадцать лет. Мразье – люди, которые умышленно допускают проступки, идущий глубоко вразрез с воровскими понятиями. Шконарь – лагерная, или тюремная кровать. Коммуняки – члены коммунистической партии СССР. Скучковались в бендешке — столпились небольшой группой в помещении, которое служит для рабочих в обеденное время, перекура и т д. Калатун под тридцатник — мороз под тридцать градусов. Кантовались — в данном случае, находились. Беспонтовая – негодная. Похуисты – Люди безразличные ко всему. Устимлаг – Лагеря, которые находятся на территории республики Коми. Вышак – расстрел. Раздербанят подснежник — Разорвут труп на части. Не тыкнут – не изнасилуют. Гревчик жиганячий – хорошие, с точки зрения заключенных, запрещенные к хранению вещества и предметы (наркотики, шприцы, спиртные напитки, деньги, драгоценности), а также продукты питания и предметы первой необходимости. Лежневка – дорога по таежной болотистой местности, выложенная на уровне колес бревнами в два ряда. Фартецала – в данном случае, обманчивая видимость чего-либо. Солдаты из конвоя были ручными – солдаты были купленными. Менты не щикотнулись – администрация не поняла. Вломить нас с потрохами – предать все, что только можно. Греть того, кто под крышей, на крест отгонять — Передавать грев в карцер и больницу. Кипешовать – ругаться, сориться и т п. Малолеткой — в данном случае, несовершеннолетним. Прикол держали жулики — рассказывали воры в законе. Недавно заехал в хату — Недавно был водворен в камеру. Сходняк держал – во время воровской сходки был, что-то вроде председателем. Спецом – специально.

Сухариться — выдавать себя не за того, кто ты есть на самом деле. Малявы на урок – записка на воров в законе. Шпанюки – воры в законе. Ксива — записка, письмо, послание. Шнягу запустили — пустили ложный слух. Босяки сделали объяву – в данном случае, объявили о том, что они хотят войти в воровскую семью. Таков воровской регламент. Этапник — тот, кто прибыл этапом покачать. Порамсить – права Татарин был кумовским — татарин исполнял поручения оперуполномоченного. Столыпин – вагон для этапирования заключенных. Запороть косяк — совершить порочащий бродягу поступок. Пробить на вшивость — всевозможными способами, на которые так богат мир арестантов, проверить характер человека, его человеческую сущность (добрый, жадный, злой, отважный и т.д.) Пустили своих сук под откос — с определенной целью разоблачили своих сук. Семейники – осужденные, которые живут в лагере, как братья, деля все пополам. Основа такого союза – единомыслие.

16:12
628
Нет комментариев. Ваш будет первым!