​ОРАКУЛ-2

Текст рассказа:

Часть II

«Лихие девяностые» внесли столько изменений и корректив в нашу повседневную жизнь, что, в большинство из них трудно было поверить. И, конечно же, главным нововведением, для большей части граждан страны стало открытие «железного занавеса». Что тут началось! Каждый, кто имел хоть малейшую возможность позволить себе соскочить за бугор, рвали когти, как могли, нисколько не задумываясь о будущем, которое рисовалось им исключительно в розовом свете.
Ведь разве может быть где-нибудь на земле хуже, чем в этой Богом проклятой стране? На чувства патриотизма и Родину, почти всем было глубоко наплевать. У некоторых и денег-то было всего в один конец, но это не мешало им грезить о новой жизни, где, как им казалось, манна небесная будет падать прямо в руки. И не было для этих людей в тот момент никакой разница, Америка это или Бангладеш, Греция или Гвинея Биссау. Только бы подальше от страны, в которой семьдесят лет их отцы и деды были окованы кандалами коммунистической идеологии, страны, которая на целых три поколения была раковой опухолью, красной заразой на теле матушки земли. (СССР перестал существовать 26 декабря 1991 года).
Ну а как же обстояло дело с преступным миром? И этот, далеко не праздный вопрос, могут задать многие, хотя бы из тех, кто хоть раз в жизни побывал в нашей стране и столкнулся с обратной стороной общества. Точнее, увидел в зеркале его отражение.
Здесь следует пояснить один важный нюанс. Дело в том, что преступный мир, в общем, и воровской в частности – это не всегда одни и те же понятия данной тематики. Поэтому, коснемся пока воровского мира.
А для него, казалось бы, наконец, наступило то самое, что ни на есть время, когда можно было половить рубку в мутной воде.
Но так рассуждали разве что дилетанты, и, как правило, от силовых структур. На самом же деле, за все существование «нерушимого союза братских республик», который, в одно мгновение, вдруг развалился, как карточный домик, и из-за которого и произошел весь этот сыр — бор, такого смутного времени, для воровского мира еще не было. Даже сучьи войны, которые спровоцировали власти в начале шестидесятых годов ХХ века с тем, чтобы уничтожить воров в законе, не шли ни в какое сравнение с тем положением дел, которое сложилось в эту пору.
И как бы мои слова не звучали парадоксально, но, по сути, от того, насколько был силен мир воров, в тот момент, в немалой степени зависело будущее страны. Точнее, будущее временного его отрезка. Ведь если бы всякого рода ничтожествам от преступного мира удалось занять место воров, кто его знает, смогли бы в стране воцарить порядок так скоро, как это произошло позднее. Хотя, это «скоро», для каждого из нас понятие относительное.
Но всё это выяснится не сразу. Пройдет не одна пятилетка, прежде чем все и не совсем, но все же, станет на свои места. А пока, те из басяков, которые находились в этот момент на свободе, покидали вотчину в расчете на то, что скоро вернутся. Уж кто-кто, а они точно знали, что лучшего места, чем матушка Россия им никогда не найти. И вот почему.
Во-первых, воровской закон, по которому живет основная часть преступного мира страны, был и остается исключительной прерогативой как страны советов в прошлом, так и России, сегодня. По нашим воровским понятиям, почти весь (за исключением Италии и еще нескольких стран, таких, как Израиль, где диаспора Российского криминалитета достаточно велика) остальной преступный мир на планете земля, жил и живет, в наших понятиях, по козьим законам. Которые проповедуют наши барыги, разного рода мрази и иже с ними, и представителей которых ни в одно порядочное воровское общество у нас не допустят. А в зоне, тем более.
В остальном же мире, эти чертополохи вхожи в приличное общество, потому что весьма уважаемые люди.
Так в чем же дело? Критерии иные. У нас они основаны на воровских понятиях, у них же исключительно на деньгах. А как же можно вору жить, но главное общаться среди такой нечисти?
И второе. Главный постулат воровских канонов о том, что вор только тогда является истым вором, когда живет за счет своей профессии, еще никто не отменял. А по сему, крадуну, покинувшему вотчину, рано или поздно придется воровать, что бы жить. Но в природе существует закономерность. Сколько бы вор не воровал, тюрьмы ему не избежать. В масштабах вселенной, можно по пальцам пересчитать, кому это удавалось. Так что аксиома эта применима к преступникам данной профессии всех стран и народов и во все времена.
А теперь представьте российского вора, ну, к примеру, в тюрьме Стамбула, или Каира. У меня прямо мурашки по телу пошли. Лучше уж не буду углубляться в тему. Ибо в одной из тюрем этих двух столиц востока мне пришлось побывать. Слава Богу, не долго.
Так что, как не крути, как не верти, а лучше родных пенатов, как бы они не звались, СССР ли, царской, или иной Россией, нет, и быть для российского вора не может. Из чего следует, что урки, правда не совсем по собственным убеждениям, но все же, были намного патриотичнее, нежели иные граждане, покинувшие в тот момент родные места.
А вот теперь вернемся к преступному миру, по большому счету, куда, как общеизвестно, входят не только воры всех профессий, разного рода мошенники и аферисты, но и бандиты, грабители, убийцы, насильники, разбойники и иные преступники.
Воспользовавшись тем, что элита преступно мира в спешке покинула родные пенаты, они попытались занять их насиженные места. И надо признаться, им это в большинстве своем удалось.
То шебутное время напоминало начало революционного периода страны советов, когда в моде были лозунги типа «У нас кухарка сможет управлять государством». Правда, у красных дальше лозунгов дело не пошло, зато тот преступный мир, который они породили, легко перешагнул эту черту маразма.
Жиганам нэпманского замеса, которые уже давно покинули сей бренный мир, даже в самом кошмарном сне не могло — было присниться, что бы некогда чертоватый, но смышленый халдей, то бишь, официант, стал рулить оголтелыми бандитами, если не всей, то уж половиной Золотоглавой точно. И что самое непостижимое, был в непререкаемом авторитете у своих подданных, в число которых входили отморозки, убийцы и насильники. Началось время патлатых детей горчичного рая.
Да ладно бы еще, если он один был такой. Бывшие спортсмены, менты и даже, некогда неподкупные чекисты, тоже впряглись в эту упряжь. И опять-таки не без успешно. Правда, они друг друга отстреливали, как котят. Порой из-за контроля над каким-то захудалым ларьком, в котором торговали всякого рода безделушками. И все эти ненужные жертвы были лишь из — за того, что бы стращать конкурентов. Но как заметил по этому поводу один знакомый циник «лес рубят, щепки летят».
Правоохранительные органы, хоть и погрязшие в чудовищной коррупции, тем не менее, кого-то должны были сажать. Ведь разгул преступности захлестнул страну, как никогда. Так появились на тюремных нарах козлы отпущения, которые, естественно считали себя бойцами бригад, у которых столько-то сабель, такие-то торговые точки и т. д. На самом же деле, это была молодежь, без каких-либо жизненных принципов, с нулевым интеллектом и полным отсутствием какой-либо нравственности. С тех самых пор и вошло в обиход словосочетание, полностью отмороженный.
Но тюрьма всегда была воровской вотчиной. За некоторые зехри, которые отморозок выкинул на свободе, и за которые его могли еще и похвалить, в камере, как минимум, его за это могли опустить.
Не трудно представить десятилетиями отлаженный механизм, в котором все винтики и болтики подогнаны так, что комар носа не подточит, вдруг дал сбой. И неожиданно вдруг, что бы вернуть всё на круги своя, вместо ювелира-часовщика приходит слесарь-сантехник. Что-то сродни этому произошло и в местах лишения свободы. Война здесь также длилась не один год, а воровской ход победу праздновал не сразу.
Полагаю, теперь самое время заглянуть за кордон, ведь «железный занавес» уже год как поднят, а урок можно встретить не только по всей Европе, но и в США, и даже в Канаде. Но основная масса воровского мира осела в Греции и немногие на Кипре. Дело в том, что большинство воров в законе, в СССР, были родом с Кавказа, в частности, из Грузии. Особенно те из них, кто жил на побережье Черного моря. Это Абхазия и Аджария. Большая их часть были наполовину греки. Так что, многие из них, по прибытию на землю древних эллинов сделали себе двойное гражданство. Следует отдать дань уважения правительству Греции, которое подошло в тот момент к этому вопросу очень благосклонно и не стало чинить даже маломальских препятствий своим землякам из тех исторических мест, куда когда-то в древности аргонавты во главе с Ясоном отправились за золотым руном.
Не буду описывать о том, кто стал возвращаться домой в Россию, и зачем. Когда это стало происходить, и по какой причине. Об этом и так уже много написано. Скажу лишь одно. Главным для всех без исключения бывших граждан СССР, стало возможность свободного передвижения по миру. Не был исключением из этого числа и я, ваш покорный слуга, уважаемый читатель. Тем более, передо мной, старым карманником, открылись уникальные возможности расширить свой кругозор, а главное профессиональный опыт на просторах Европы. Чем я не преминул воспользоваться, меняя города и страны, как перчатки.
В тот период своих странствий, единственный человек, которого я вспоминал, по несколько раз на день была моя покойная бабушка. Этот поистине благородный, честный, глубоко порядочный и родной мне человек, в полуподвальном помещении, где я родился и вырос, учила меня французскому языку, знанию этикета и многим другим премудростям света, которым должен был обладать юный вельможа, в надежде на то, что предо мной когда-нибудь откроются салоны лучших домов Европы.
О, если бы она была жива, и узнала, где и в качестве кого я применяю данные ей уроки, видит Бог, она тут же легла бы обратно в могилу. Поэтому, будучи суеверным, как, почти все воры моей профессии, прежде чем очистить карманы того, или иного француза, грека или итальянца, я, когда на то благоприятствовали обстоятельства, мысленно просил у нее прощение. Так было как-то спокойней на душе.
Профессия карманника, по-своему уникальна. Настоящий втыкала — это своего рода аристократ в уголовном мире, который должен обладать незаурядной ловкостью, хорошими актёрскими способностями, крепкими нервами и чуткой реакцией. Ко всему прочему, карманники люди творческие.
Одним из легендарных кошелешников непманского замеса, был кошелешник с странным погонялом для ширмача — Инженер. Согласитесь, больше для домушника подходит, или в крайняк для медвежатника. У него были удивительные способности карманного вора, о которых, уже в то время слагали легенды. В его преступной биографии есть один интересный факт, который я не мог обойти стороной.
Так вот, в самом начале НЭПа, французские «коллеги» Инженера, наслышанные о его мастерстве, пригласили российского ширмача прибыть всего на несколько часов в Париж лишь только затем, чтобы снять очень дорогое колье с шеи английской титулованной особы (мне бы не хотелось называть ее имени). Подводку (способ подхода к жертве) и дальнейший сбыт украденного принимающая сторона брала на себя.
Получив крупный задаток, Инженер выехал в Париж по заранее украденным парижскими втыкалами документам французского дипломата. В течение суток он посетил прием в американском посольстве и уехал обратно на родину. Судя по разразившемуся потом во Франции дипломатическому скандалу, Инженер выполнил свою работу на отлично.
В то время, о котором мой рассказ подобная работа (спустя семьдесят лет), называлась втык по вызову. Она была мне более чем знакома, но я, правда, за пределы СССР еще не выезжал, ограничиваясь работой внутри союза. И виной тому, как не трудно догадаться, был все тот же пресловутый «железный занавес». И в отличии от Инженера, который судя по рассказам и слухам, превосходил меня в профессионализме, я всегда работал в паре, и как правило, в основном, с дамой. Причем, это были исключительно леди воровского мира. А другого подхода наша профессия и не приемлет.
Так что, вернулся я восвояси, отнюдь не потому, что так жаждал вновь лицезреть родные пенаты. Да и ностальгия меня как-то еще не успела замучить. Моей целью было найти подходящую партию, для игр с огнем, коей должна была быть дама. Шерше ля фам! Как говорят, в подобных случаях французы.

Ростов–папа встретил меня проливным дождем, который, на языке цыган, окруживших меня на автостанции, приняв за жирного бобра, неминуемо предвещал обалденный фарт. По — шустрому откупившись от назойливых побирушек (пихнув двум детишкам по стольнику за манишку), я нырнул в зал ожидания, где по привычке оглядываясь только лишь шнифтами, проскочил его насквозь и оказался у стоянок такси. Здесь меня должны были ожидать встречающие коллеги, которых опытный глаз старого ширмача вычислил мгновенно.
То, что взгляды босяков проскользнули мимо меня, когда я выходил из зала ожидания, было мне на руку. Ведь по описанию, я не подходил под типаж, который они ожидали. Так что у меня было время и возможность оглядеться по сторонам и прикинуть х… к носу. И лишь после того, как я убедился, что хвоста нет, я резко запрыгнул на заднее сиденье серебристой япошки. Парни оказались понятливыми. Увидев мой незамысловатый маневр, они, не долго думая, запрыгнули следом, и лишь только после того, как мы выехали за пределы автостанции и оказались на трассе, тот, кто сел рядом, спросил пароль. Но вопрос был задан, я бы сказал, каким-то безразличным тоном. Так покупатель спрашивает цену товара, заранее зная, что не купит.
Уже успев побывать некоторое время дома, в Махачкале, я засобирался, было в обратный путь, туда, откуда прибыл. Но маршрут мой лежал, через Москву, а возможно и Питер. Только в этих двух мегаполисах, где у меня были неплохие завязки среди местной шпаны я мог найти то, что искал. Но моим планам суждено было измениться. И, вместо прямой дороги на Москву, в фирменном мойдане «Дагестан», мне пришлось трястись в «Неоплане», кстати, тоже фирменном, но авто, где конечным пунктом моего пребывания был Ростов на Дону. Но, как я предполагал, не надолго. От силы на пару дней. Но мы знаем, кто в этом мире предполагает, а кто располагает. Се ля ви, как сказали бы все те же французы.
Перед самым отъездом из Махачкалы, ближе к вечеру, ко мне домой позвонили из второй городской больницы. Девушка медсестра из реанимационного отделения, нежным, почти детским голосом объяснила мне, что человек, которого утром, почти в бессознательном состоянии доставили в дежурный покой, пришел в себя и просит, что бы Вы навестили его. Не имя, ни фамилия больного, мне ни о чем не говорили. Но, для того, что бы придти на похороны, или в больницу, ФИО, как известно, не требуется. Но я и без того, уже фибрами почувствовал, какой будет расклад.
Так что, не долго думая, я вызвал по шустрому мотор и без промедления отправился по указанному адресу. В больном я готов был узнать кого угодно, но только не его. Это был друг детства Юрка Солдат. Он, как и каждый из нас в то время, сухарился, поэтому и жил по чужим ксивам.
Мы не виделись целую вечность, лет тридцать, не меньше. То он был у хозяина, а когда освобождался, меня принимала контора. Такая вот масть козья преследовала нас. А ближе к перестройке, он вообще покинул родные пенаты из-за того, что мусора плотно упали на хвост, и как я слышал краем уха, жил последнее время в Северной Пальмире.
Многие годы, которые проведены в неволи рано или поздно дают о себе знать каждому из тех, кто прошел прожарки, ломки и тому подобные мусорские издевательства. Так что, пропадная язва, которая обострилась именно в тот момент, когда Солдат должен был отправиться с серьезной малявой в Ростов, к местному урке Эдику Краснову, было тому прямым подтверждением. А такие подлянки, как правило, судьба преподносит в самый неподходящий момент, как будто спецом пробивает нас на вшивость. фото КРАСНОВА И БРИЛЛИАНТА
Конечно же, после лежки на кресте, где-то через недельку, ну от силы десяти дней Юрка и сам мог бы спокойно отправиться в дорогу, но в данный момент на карту было поставлено очень многое, если не сказать, что всё. Это касалось старого вора, которого мы оба хорошо знали не один десяток лет. И вот почему.
Эдуард Краснов, или, как его еще называли «Эдик Ростовский», Эдик «Красный», был родом из Карагандинской области Казахстана. В Ростов перебрался после первой в своей жизни отсидки в Новочеркасской крытой, где в 1970 году был коронован легендарным «вором в законе» Васей –Бриллиантом. На тот момент этот факт был более чем определяющим для любого уркагана. Я не много встречал урок на своем пути, которые бы могли сказать, что были обласканы фортуной в виде воровского подхода к ним патриархом воровского мира Васей Бриллиантом.
Возможно, встретил бы и больше, если бы столыпины ходили по маршруту составленному ворами, а в камерах килешовки были так же с их подач. Это я к тому, что не всегда, а зачастую, очень редко, воровской сходняк может собраться именно в тот момент, который наметили воры. То на этап дёрнут, то камеры начнут килешовать, то еще какая пидерсия мусорская.
До начала 90-х годов Эдик пользовался неограниченным авторитетом и считался одним из самых влиятельных воров в законе в Ростовской области, и не только. Одно только то, что подход к нему был сделан Васей Бриллиантом, который бы никогда не позволил себе окрестить человека даже с малейшей долей отклонений от воровских канонов, говорил сам за себя. Но времена, к сожалению, меняются. Угодив в очередной раз за решетку в 1992 году, Эдик выпал из расклада на пять долгих лет, в течение которых регион был полностью поделен на сферы влияния.


Продолжение следует…

11:13
712
Нет комментариев. Ваш будет первым!