Оракул - 2 (окончание)

Текст рассказа:

В то время, в составе чеченского преступного сообщества в Москве сформировались три крупные группировки: центральная группировка, которая контролировала центр Москвы и являлась головной; ее лидером был Лечи Исламов; южно портовая группировка, которая контролировала автомобильный бизнес – магазин «Автомобили» в Южном порту; останкинская группировка, которая контролировала стоянки транзитных автофургонов (Москва – Грозный) и базировалась в гостиницах «Байкал» и «Останкинская».

Тем более, тут еще, совсем не кстати, Япончик начал готовить новую войну против чеченцев. В результате только за последний месяц неподалеку от аэропорта Шереметьево-2 милиция с завидным постоянством находила мертвых кавказцев. Последний труп обнаружили две недели назад.
Как сейчас помню, в тот момент я сидел в ресторане «Будапешт», на углу ул. Петровке и проулка…. Остограмившись, загрыз беленькую семгой, ни о чем не думал, лишь только наблюдал за прохожими, которые мелькали в огромном окне в разные стороны. В помещении народу почти не было. Поэтому меня сразу насторожило поведение посетителя, который, подошел к моему столику и попросил присоединиться. Да ради Бога, присаживайтесь, пожалуйста, ответил я безразличным тоном. И хоть мужичок с виду был фраеристым, нюх я все же навострил. Но, как оказалось, зря.
После того, как бутылка с моргающим «Распутиным» была выпита, мы с ним познакомились поближе.
Николай, оказался обыкновенным гражданином своей страны, которая, как и многих миллионов ему подобных выбросила его на улицу. Каждый из тех, кто остался не у дел, пытался выжить, как мог. Николаю повезло немного больше остальных. Будучи реставратором, то бишь, музейным работником, он нашел себе работу по специальности. Разъезжал по странам, под патронажем очень состоятельных людей и оценивал то или иное художественное произведение. Если надо, покупал, а потом реставрировал. Разумеется, не на свои деньги. После чего хозяин продавал вещь за более высокую плату.
Судя по его внешнему виду, и то, как просто он заказывал «черную икорочку без масла», этот бизнес приносил ему не плохую прибыль.
Просидев в кабаке почти до вечера, Николай предложил мне продолжить банкет в его мастерской. Я, даже не раздумывая, согласился. Он был приятным собеседником, умным, образованным, интеллигентным. Не мало уже успел повидать, в своих частых поездках по миру. Многие сведения мне были более чем интересно. Но главное, у него были какие-то завязки в греческом посольстве. Я не совсем понял, какие именно, но решил, что выясню это, когда мы прибудем к нему на квартиру.
Кстати, он и расплатился за меня, не принимая ни какие доводы с моей стороны по этому поводу.
Мастерская реставратора оказалась обыкновенной двухкомнатной квартирой на Плющихе. Правда, дух творчества в ней присутствовал повсюду. Загрузившись по дороге провизией и спиртным, мы продолжили наше знакомство. То количество спиртного, которое мы употребили в тот день, хватило бы напиться четверым здоровым мужикам в стельку. Мы же были слегка пьяны. Так бывает. Это когда собеседник по душе, и с ним есть о чем поговорить.
Относительно завязок в греческом посольстве, Николай ни сколько не преувеличил. На следующий день я отдал ему ксерокопию паспорта Милицы и небольшое резюме. Мы договорились, что я ему позвоню ближе к вечеру. На том и расстались такими друзьями, как будто знали друг друга с малых лет.
Вечером меня ожидали приятные новости. Привыкший всегда идти по жизни окольными путями, за все платить и переплачивать, я даже не верил в то, что вопрос с визой, который стоял у меня, как ком в горле можно решиться так просто. После того, как я приехал к Николаю, и он все объяснил мне, я тут же отправился к Милице, прихватив по дороге бутылочку дорого вина.
Тот вечер и ночь я буду помнить до кончины.
На следующий день мы поднялись чуть свет ни заря, и отправились в Греческое посольство. Но у визового окошка Милица оказалась лишь к вечеру. Все это время я ждал ее, сначала на улице, а когда она зашла внутрь, в кафе напротив.
Всё складывалось, как нельзя лучше. Для нее, как для гречанки, по национальности, существовали льготы. Так что, сдав необходимые документы, уже через три дня она получила визу. А еще через день, я провожал её из аэропорта Шереметьево на родину предков.В полдень, рейсом Трансаэро, она вылетела в столицу Греции Афины.


Послесловие.


Милица нашла своих родных. Больше того, ей и матери власти Греции предоставили гражданство. Они и сегодня живут в окрестностях Афин, где я уже успел побывать несколько раз. Но это уже совсем другая история.


Сноски


Бозар — размеренная, спокойная беседа. Не следует путать со словом Базар. Был у хозяина – находился в местах лишения свободы. В крайняк — в крайнем случае. Втыкала, Ширмач – карманный вор Втык по вызову — особый способ воровства, применяемый карманными ворами. Гашник — потаенное место. День летный, день пролетный – во времена СССР, в местах лишения свободы, в штрафном изоляторе, кормили через день. Домушник – квартирный вор Жирного фраера – богатый человек, потенциальный потерпевший Остограмившись, загрыз беленькую – выпив сто граммов водки, закусил… Заточковать – зафиксировать Килешовка – перевод из одного помещения в другое. Как правило, этими помещениями являются тюремные камеры, корпуса и т д. Козьим законам – законам, по которым живут лагерные активисты. Коновал – в местах лишения свободы – медбрат, фельдшер. На эти должности обычно подбирают осужденных, не имеющих никакого отношения к медицине. Главным критерием отбора служит сотрудничество с администрацией ИУ. Копейка в карманах гуляла по ништякам — было много денег. Кошелешники непманского замеса – карманные воры времен НЭПа Крадун – преступник, занимающийся исключительно воровством и строго придерживающийся воровских законов. Кандидат в воры в законе. Ксивам – в данном случае, документам, удостоверяющим личность. Лежки на кресте – пребывания в санчасти или больнице. Лепила — медицинский сотрудник (например, медбрат) в местах лишения свободы. Почти то же самое, что и коновал. Мандро – хлеб Медвежатник – вор, специализирующийся на вскрытии сейфов. Принято считать, что самых уважаемых воровских специальностей в преступном мире две: карманники и медвежатники. С самого начала становления воровского сообщества подавляющее большинство воров в законе промышляли именно этим. Могли опустить – могли изнасиловать, или сделать что-либо в этом роде Мойдан – поезд Мусора меня хотели крутануть – В данном случае, администрация ИУ хотели добавить срок заключения к уже имеющемуся. Мусора плотно упали на хвост – милиция установила круглосуточную слежку. На бздюн — идти вдвоем на совершение уголовного преступления. На Жидовке – один из районов города Грозного компактного проживания горских евреев времен СССР. Аналогичные районы были в Махачкале — Биржа, в Баку — Кубинка, в Нальчике — Колонка и т д. На мальце болт с брюликом — На пальце огромных размеров перстень с бриллиантом. На трассе – во время карманных краж в общественном траспорте. На хазе я цинканул басоте — на конспиративной квартире, где собираются воры я попросил единомышленников. На хазе одного центрового барыги – на конспиративной квартире известного спекулянта. На хазу к жигану — на конспиративную квартиру к вору. Обалденный фарт – Большая удача. Он с головой дружит крепко – всегда хорошо думает, прежде чем что-то сделать, или предпринять. Откинулся с Ветлага, где чалился на тридцатки, в Бадье – освободился из колонии № 30, где отбывал срок заключения в поселке Бадья, Кировской области. Погоняло — Кличка, прозвище. Подлянки – Подлые поступнки арестовывал Пососкакивали – в данном случае, поразъехались. По стольнику за манишку – по сто рублей за шиворот. Прикол держал – рассказывал. Принимала контора – уголовный розыск Притухал шпанюк – Временно проживал вор в законе. Разглагольствоваться — Слишком много говорить на эту тему. Рвали когти – убегать Рыжая цепура — золотая цепочка Рыжий котел – золотые часы.
Светиться — показываться на людях. С копейкой напряги — был недостаток в деньгах. Сучьи войны — кровопролитная, смертельная борьба между ворами с одной стороны и суками, б… дьми и автоматчиками, с другой. Фраерок слинял так шустро – человек ушел так быстро Хавчик – еда Хороший понт, те же деньги — поговорка, которую, как правило, употребляют карманные воры Цацки – разного рода золотые украшения Цацки эти предназначены для мусоров на случай запала — золотые украшения предназначены для дачи ими взятки правоохранительным органам во время ареста. Чертополохи – неуважаемый человек, постоянно совершающий проступки, идущие вразрез с понятиями арестанта. Чалился с ним на спецу малолетке в Нерчинске — находился с ним вместе в заключении в колонии для несовершеннолетних, на спец усиленном режиме (таких колоний в СССР было всего три: в Георгиевске, Нерчинске и.) в городе Нерчинске. Шнифтами – глазами Шишкари — большое начальство

11:05
622
Нет комментариев. Ваш будет первым!